Четверг, 15.11.2018, 08:03
Главная
Меню сайта



Главная » 2018 » Январь » 4 » Мокрецизм
Мокрецизм
15:16

      Человек приближался. Его силуэт, выхваченный тусклыми жёлтыми достаточно слабыми фонарями, защищающими светом только ближайший забор, всё отчётливей прорисовывался сквозь дымку вечернего мокрого от сплошной мороси тумана на пустыре. Собачник. Такой же, как и я, счастливый обладатель беспокойного хозяйства, и скорее это я к нему приближался, потому что он пританцовывал на месте. Очевидно, прогулка затянулась. Так бывает, когда животное капризничает и делает вид , что не понимает что от него требуется. У него очень много забот, и очень важное что-то лежит вон в той куче позапрошлогодних листьев, и не только у него. Кто там только не пометил территорию. Мы неизбежно встречаемся временами на этом пустыре, потому что он там выгуливает своего пса в то же  время суток, когда я пытаюсь прошмыгнуть домой, маскируясь по мере сил, что бы поменьше общаться с окружающей активной действительностью. Моя собака меня не понимает, она сангвиник. Причём другие собаки её интересуют мало. Она давно усвоила, что её сородичи способны всего  на несколько простых действий. Как  то:  понюхать под  хвостом, попытаться отобрать у неё палку или шарик ( это так глупо и наивно), или просто залезть передними лапами на спину , иногда не доставая или доставая из последних сил,  и изобразить возвратно-поступательные движения, после чего огрести и снова лезть. Иное дело хозяева. Там можно получить дозу уважения в виде почухивания, иногда спереть пару шайбочек или кубиков сухого корма, отнять игрушку и потом долго её не отдавать, да мало ли что ещё. Можно безнаказанно прыгать грязными лапами на брюки или куртку. Словом это всё очень по- собачим понятиям весело. Всё это время, пока под хвостом, прыжки и игрушки, я выдавливаю по капле из себя (максимально экономя ресурс),  накопленную за полдня скудную любезность, и морщу лицо, с огромным трудом превращая его в плакат «добро пожаловать».  

Мы общаемся. Мой собеседник человек-организатор. Это один из самых трудных для меня типов людей. Я осознаю, что в огромном «человечнике», такие люди не просто необходимы, но и не так часто встречаются, от того их ценность только растёт. Конечно же речь не о многомиллионной армии общительных выскочек, претендующих на роль «специалистов по организации всего и всея». А скорее о  действительно умеющих,  и практикующих организацию всевозможных заборов и ворот, разметок и сбора денег на всё это. Откровенно говоря, иногда интересно понаблюдать и за теми и за другими. Но только очень издалека, а лучше с экрана, любого показующего экрана. Но поскольку общение неизбежно, я привычно морщу лицо, и готов живо обсуждать все эти безобразия и произволы, творимые мелкими чиновниками, с которыми ему приходится сталкиваться во время своей организаторской деятельности. И даже, чего греха таить, критикуем правительство и мэра. Они конечно уроды.  Это да. И тут я с ним совершенно откровенен. Но в голове в это время совершенно иные мысли и голос свой, не очень приятный по тембру,  (это ещё мягко говоря), я слышу как будто из под воды. В голове мысли о том, что туман и гидрометеоры вызвали лёгкий парниковый эффект, и надеяться на то, что этот массовик-затейник вот-вот замерзнет и пойдёт меня провожать домой, не приходится. Через четверть часа разговор постепенно затихает, и мы всё же расходимся по домам.

Иногда, когда лифт многоэтажки стоит внизу, мне удаётся проскочить. Иногда ехать без сопровождения счастливых мам с детьми или угрюмых, выпивших паршивенького спиртного и плохо закусивших чем-то очень уж луково-чесночным, непонятных личностей, которыми бод завязку наполнено шестнадцати этажное строение из силикатного кирпича. Иногда. Чаще, пока лифт путешествует по  бескрайним просторам лифтовой шахты, приходится слушать невообразимую чушь от консьержек, в массе своей имеющих совокупный уровень развития интеллекта ящерицы, несмотря на круглосуточное разгадывание кроссвордов и развитие мелкой моторики вязанием. У меня есть гипотеза. Мне кажется, что развитие мелкой моторики , одновременно развивает и соответствующие разделы головного мозга, которые гипертрофируясь, угнетают мыслительные процессы. Но голова, как говорил доктор в исполнении Броневого, предмет тёмный и изучению не поддаётся.  Не ручаюсь за точность цитаты, но глядя на этих весьма полезных женщин, не могу не согласиться.

Это, когда лифт,  вдруг работает. Преувеличиваю, конечно же. Но в состоянии покоя лифт пребывает слишком уж часто. Есть на то объективные причины. Первая и главная ,- это его происхождение. Он не породистый. Как стерилизованная шавка с ошейником, который ей надели волонтёры. У него шансов быть Лифтом от рождения не было. Как у «Запорожца» быть машиной. Они очень даже похожи в своём патологическом нежелании жить. Иногда лифт умирает со всем что у него внутри и иногда все-это я. Казалось бы сиди себе  никто не раздражает. Тем более, что рано или поздно приедет монтёр с усами и железным прутом и откроет. Но лифт не так прост. В нём напрочь отсутствует вентиляция, и если не разжимать створки дверей, то через щели воздуха поступает в разы меньше, чем выделяется углекислого газа при дыхании, и начинаешь себя ощущать славным героем-подводником. Я никогда не стремился на подвиг. Тем более совершать его на дне любого , даже самого тёплого из морей, тем более в лифте между вторым и третьим этажом где всегда практически севший мобильник превращается в фонарик или игровую консоль, по причине отсутствия намёков на связь. Но всё и  всегда заканчивается, и я попадаю по итогу на свой этаж, и без приключений добираюсь до ноутбука, что бы написать вот это всё. Собака привыкла. Ей уже не страшно в лифте давно, она только удивлённо поглядывает на меня , мол что то долго мы едем. За что люблю отечественное машиностроение.

А дети орут. Какие дети? Соседские. Я это называю «исход». Как евреи из Египта.  Ей богу не могу понять, отчего такое простое действие, как выход на улицу с детьми, а это два пацана разного возраста, но уже относительно прямо ходящих, сопровождается визгом и рёвом в течении десяти минут, как  минимум. Мне в этом возрасте достаточно было минимальной щели в дверях, что бы исчезнуть из дому, без криков и возни, мгновенно растворившись на лестничной клетке, подчиняясь единственному закону,- это закону притяжения Земли.  Эх, детство.

Ушли.

 Был солидный перерыв. Кончилось электричество. Тело, обмотанное куском кабеля, отключило дом.  Как выяснилось на шесть часов. Оно отключило и уехало. Там, куда оно уехало, оно сделало «перемычку» и нажралось. Приехало другое тело, выдернутое из полуобморочного сна, в приказном порядке каким- то начальником, который в свою очередь не успел отключить мобилу и туда дозвонились. Свечи успели догореть, вино закончиться, и начаться коньяк. Фонарь тоже приказал. Планшет боролся до последнего, развлекая  мобильным интернетом . Собака не заметила проблемы.

Вероятно, приступ интровертивной мизантропии вас уже утомил. Так чего вы молчите? Я пишу, а вы молчите, вы молчите - я пишу.  Хорошо,  что делаю я это не часто. Когда ноги мокрые. Кроссовки дотянули до последнего, как лётчик-герой товарищ Гастелло.  Доехал до магазина . Там много. Дорого и не очень. Но много. Много потраченных сил и материалов, и  кропотливого труда китайских работников. Труда, результат которого не то, что доброго слова не достоин. Его и сжечь небезопасно. Токсично должно быть. И стоит этот труд пару баксов, а продаётся в полста. В такой момент во мне просыпается октябрёнок с обострённым чувством несправедливости. Но быстро засыпает, когда вижу что последняя пара моего размера привычной фирмы с привычной колодкой, куда способны поместиться мои кривые нижние конечности, не продана и есть шанс что ноги будут сухими, и я прекращу таки это повествование.

Дождь не прекращается. Несильный, но мокрый. Жду, когда мороз ударит и слабоумные офисные представительницы прекрасного пола, с весёлым визгом будут ломать дорогостоящие палёные «лабутены», падая на располневшие за новогодние праздники, пятые точки. А окружающие мужчины, позлословив на эту тему, выбросив бычки, ринутся спасать «павших дам», заискивающе глядя в глаза, надеясь на то что «она даст». Она не даст. Ей больно. Она даже не понимает, что больно ей не от удара кормой  о лёд. Ей больно от удара по самолюбию и тщеславию. Не дорогому такому тщеславию. И вот барахтается это самолюбие в бесплодных попытках подняться, затравленно озираясь, не снимает ли кто на камеру мобильника, а тут вместе с крепкой рукой мужской помощи, ей протягивают ещё и член. За что я люблю офисы.

Иногда я жалею немного, что бросил курить. Давно бросил. Так стоя возле кофейного ларька возле какого-нибудь метро, под пару эспрессо и пару же сигарет, можно набросать десяток непридуманных сюжетов о хитрости и глупости, любви  или ревности, жадности и пьяной щедрости, тупой агрессии и беспомощной слабости. Смешать всё это в один коктейль и вылить его к чёртовой матери, потому что ютюб. И там ничего писать не нужно, разве что глупые комментарии под видео подборкой с  тегом «жест смотреть до конца».

Иногда я смотрю. И пока глаза смотрят, я представляю себя живущим далеко от этого всего и благодаря сети , при желании могу ко всему прикасаться в целях эксперимента и дабы не закисать в собственных испарениях. Живу в небольшом доме на большом, с гектар  участке. Забор там , камин,- все дела. И не слышу ссоры выпившего соседа с женой, добрых и навязчивых старушек-садоводов, не знаю про то, что недалеко строят третье транспортное грузовое кольцо, которое обеспечит круглосуточный рёв трассы во дворах окрестных дач. Представляю, что нет необходимости морщить лицо, изображать заинтересованность, выражать мнение, считаться с чужим. Представляю, что есть друзья, и они не скурвились, и я  по отношению к ним. И что ничего не болит, не скрипит и не подтекает, не кровит и не прыгает давлением. И у меня тоже. И что в любой момент могу приехать,  и ко мне могут. Но тупой ролик на ютюбе довольно длинный, потому пароксизм довольствия от витания в несбыточных мечтах, прерывается кричащей, глупой, деланно весёло-оптимистичной рекламой очередного неудобоваримого дерьма, и пропадает желание досматривать и ролик и мечту.

Человек приближается, но он меня не видит пока, и я успеваю нырнуть в темноту очередного бесконечного слякотного зимнего вечера. Собака таким раскладом недовольна, но у меня есть чем, круглым оранжевым её заинтересовать, и мы стремительно удаляемся и делаем вид, что мы в такой тьме просто не заметили никого, вернее это я делаю вид.

 

Просмотров: 92 | Добавил: 2j
Всего комментариев: 0
Приветствую Вас, Гость!

Календарь новостей
«  Январь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2018